НЕВСКОЕ ВРЕМЯ  26 ДЕКБРЯ 2008 г.

ПОЛИТБЮРО

Большая роль малого бизнеса

26-12-2008

В редакции «НВ» состоялся круглый стол, посвященный проблемам предпринимательства

Участники круглого стола:

Михаил Иванов
,
главный редактор газеты «Невское время»

Андрей Черных,
депутат ЗС, председатель комиссии по туристской индустрии

Тянь Эрлун,
генеральный консул Китайской Народной Республики

Роман Пастухов
,
президент Санкт-Петербургского союза предпринимателей

Алексей Третьяков,
председатель Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка

Михаил Пильцер,
генеральный директор Ассоциации деревообработчиков и мебельщиков Петербурга
и Ленобласти

Владимир Филиппов,
генеральный директор фирмы «Аква-экскурс»


Михаил Иванов:

– Что происходит с малым бизнесом в России? Вот в чем вопрос. Невольно вспоминаются слова классика: как мало пройдено дорог, как много сделано ошибок. Телемарафон, который недавно прошел на канале 100 ТВ, был посвящен малому бизнесу, показав, что интерес к этой теме огромен. У малого бизнеса серьезные претензии к власти, у власти много вопросов к малому бизнесу…

Андрей Черных:
– Российский средний и малый бизнес очень молод – ему пара десятков лет. Отечественное предпринимательство стартовало после «сигнального выстрела» двух законов – «О кооперации в СССР» и «О предприятиях и предпринимательской деятельности». Позднее, в декабре 1993-го, Конституция РФ законодательно закрепила право на частную собственность, которой не было в стране в течение 70 лет. Но мы совершили рывок не из развитого рынка, а из закрытого, сжатого сотнями запретов общества. Вот почему были утрачены многие эффективно работавшие заводы и фабрики. Промышленные гиганты переключились на производство чайников и сковородок, и нам еще предстоит вернуть стране промышленный потенциал.
 Если в 1990-е наш бизнес жил по образу и подобию Дикого Запада, то с 2000 года мы вступили в пору относительно цивилизованного предпринимательства. Правда, мешают административные барьеры, стоящие перед предпринимательством, да и сложности с арендой, и путаные зачастую правила игры, и малоэффективная судебная система. Всем этим надлежит заняться вплотную, ибо для полноценного развития малого и среднего бизнеса нужно продолжать реформы. В стране появились солидные деньги, связанные с высокими международными ценами на энергоносители, благодаря чему удалось создать Стабилизационный фонд, которого, надеемся, хватит, чтобы пережить сложные времена. Шансы у нас неплохие, но впереди – новые испытания.

Михаил Иванов:
– Что же, по-вашему, сделали на старте верно, а что – ошибочно?

Андрей Черных:

– В стратегическом смысле приватизация могла дать народу гораздо больше жизнеспособных мелких и средних коммерсантов. Мы, однако, взлетели на второе место по числу миллиардеров, но отнюдь не впереди планеты всей по количеству бизнес-структур как таковых. Нам не удалось еще привлечь к предпринимательской деятельности широкие слои населения. Но зато среди образованной молодежи выросли новые специалисты – знатоки рыночной экономики.

Михаил Иванов:
– Тогда прямой вопрос: в чем секрет китайских успехов – достижений страны, где не отказались от идей социализма и партийности?

Тянь Эрлун:
– Мы сочетаем традиционную классику марксизма-ленинизма с китайской национальной конкретикой, творчески адаптируя революционную теорию к жизненной практике. Мы считаем рынок мощным средством развития, а не сущностным показателем той или иной формации. Сегодня в условиях мирового кризиса часто вспоминают английского экономиста Джона Кейнса – сторонника твердого государственного вмешательства в хозяйственные процессы. В Китае в значительной мере разделяют его подходы. Что же касается малого и среднего бизнеса, то эта сфера развивается у нас поступательно и энергично. В уходящем году мы отмечаем 30-летие с того момента, как в Китае развернулись рыночные преобразования, началась политика открытых дверей.
К августу 2008-го в стране насчитывалось 42 миллиона мелких и средних «единиц». А если уточнить, то девять миллионов частных «ячеек». Остальные же 33 миллиона – семейные предприятия из двух-трех человек. Но все эти «единицы» изготавливают до 60 процентов совокупной продукции, получая свыше половины суммарной прибыли. Статистика оценивает малый и средний бизнес как самый динамичный сектор многоукладной китайской экономики. Он обеспечивает 30 процентов ежегодного промышленного прироста на фоне пяти-восьми процентов, которые дают индустриальные исполины. Архиважно (применю это ленинское слово!), что в данной сфере заняты наши многочисленные труженики, – каждый год здесь требуется около 10 миллионов новых рабочих мест. Вообще же более 80 процентов самодеятельного населения городов и поселков городского типа сосредоточены именно в малом и среднем бизнесе. Он гарантирует социальную стабильность, позволяет бороться с безработицей, повышает жизненный уровень людей. Государственный сектор – при всех его плюсах – не слишком эффективен, особенно если отсутствует подталкивающая конкуренция.

Михаил Иванов:
– А как у вас с рэкетом?

Тянь Эрлун:
– Есть, конечно. Криминал, правда, отступает, но чиновные поборы – видоизмененный рэкет – «кусают» экономику. Мы строго бьем по рукам, вводя одновременно на первых порах льготное налогообложение, например для полезных иностранных структур и предприятий по освоению высоких технологий. Но мы требуем, чтобы бизнес делал пенсионные и иные отчисления своим работникам, хотя у нас нет пока столь отлаженной системы соцстрахования, как в России. Главное же сегодня – не допустить, чтобы мировой кризис свалил малое и среднее предпринимательство. В поддержку бизнесменов выступили и центральное правительство, и местные власти, и банки.

Михаил Пильцер:
– Я несколько раз был в Китае. Вначале, в 1990-х годах, мне показалось, что он отстал от нас на доброе столетие. Мои спутники смеялись над китайской мебелью – неказистой, с заусеницами. А теперь успехи Поднебесной вызывают настоящую зависть. ВВП там растет во многом за счет малого и среднего бизнеса, а у нас с этим туговато, ибо очень высока, неподъемна процентная ставка.

Алексей Третьяков:
– Наши восточные соседи осуществили на практике идеи конвергенции – слияния лучших черт капитализма и социализма. Мы же умудрились взять худшее. Основных проблем, по-моему, две. Во-первых, административная составляющая. Федеральное руководство глубоко понимает нужность малого бизнеса, но на нижних управленческих этажах отношение меняется. На малое предпринимательство смотрят по поговорке: с паршивой овцы хоть шерсти клок. Или, что еще хуже, взирают как на соперника, который пасется на поляне, где друзья чиновников сами могли бы собирать щедрый урожай. Во-вторых, превалируют интересы крупного капитала. В какую бы отрасль он ни пришел, малых предпринимателей, создающих конкурентную среду, начинают давить. Так, торговля буквально захвачена иностранными сетевыми компаниями, отчего страдает все общество, – цены растут, а горожане стоят в очередях далеко не за лучшим «импортом». Отечественные же пищепром и агропром разоряются, потому что сбыть российскую продукцию в сетевые магазины почти нереально. При этом конкурентная среда – мелкорозничная торговля – практически уничтожена: за последние годы изгнано 40 тысяч малых торговых предприятий. У меня на памяти сценка в Мариинском дворце, где летом заседала комиссия по продовольственной безопасности. В разгар споров депутат Игорь Риммер достал какую-то упаковку и торжественно заявил: «Господа, я купил этот картофель в «О’кее» по цене 29 рублей за килограмм. Из Саудовской Аравии! А наш-то где?» То же самое я повторил на VI форуме малого бизнеса, только картофель был французский и по 134 рубля за килограмм. Неудивительно, что чиновники хотят снести мини-рынок у метро «Старая Деревня», – там торгуют отличной новгородской картошкой по 14 рублей...

Владимир Филиппов:
– Я предприниматель. С 1991 года занят водными перевозками туристов на катерах. Когда-то сам сидел за рулем, а теперь являюсь совладельцем фирмы с 20 теплоходами. Вспоминаю критикуемые ныне девяностые годы. Это был не столь уж дикий период, а в чиновных кабинетах не царило такое властное высокомерие, как сегодня. И требуют «господа» много, и притесняют немало. Над нами, петербургскими судовладельцами, стоит 29 контролирующих структур. Королевство кривых зеркал! Мы должны ежегодно приносить справки от пожарных, что невская гранитная набережная не горит. Иногда жалуются, что растут цены на билеты. Учтем: мы работаем только в течение четырех месяцев. Осенью, после навигации, деньги, конечно, есть. Но в апреле, когда заканчивается «зимняя спячка», все живут в кредит. Даже на новую краску для судов наличность приходится одалживать. А в июле-августе, да, создается «подкожный запас» на зиму.

Андрей Черных:
– Чем же вы недовольны, Владимир Григорьевич?

Владимир Филиппов:
– Недоволен? Я рад тому, что обрел чувство хозяина, стал заниматься предпринимательством. Но зачем такая кипа разрешительных бумаг? Зачем такие административные барьеры? В Смольном задумана реформа, ставящая всю нашу отрасль на грань вымирания. Чиновники хотят передать все набережные города государственному учреждению, навязывают высокие платные услуги. А ведь когда власти согласились заключить с нами трехлетний арендный договор, мы в корне обновили речной флот. Одна лишь фирма «Аква-экскурс» построила восемь хороших современных судов.

Михаил Пильцер:

– Представляя мебельщиков Ленобласти, я хочу пригласить вас, господа, на выставку в Манеже на Исаакиевской площади, что состоится 21–24 января под эгидой губернатора Валерия Сердюкова. Она будет называться «Государственный и муниципальный заказ Ленинградской области – 2009» и расскажет о профильных наработках малого бизнеса. Мы, мебельщики, активно сотрудничаем с солидными предприятиями, дающими заказы мелким коммерсантам. На выставке пойдет речь и о такой кооперации, и о взаимоотношениях с региональными властями.

Роман Пастухов:
– Любопытное совпадение: мы собрались в редакции «Невского времени» накануне 20-летия Санкт-Петербургского союза предпринимателей, который мне доводится возглавлять. Мы ровесники первых горбачевских преобразований в сфере экономики. А сегодня наш предпринимательский союз – крупнейшее объединение не только Северной Пальмиры, но и всей бескрайней России. Ведь у нас более тысячи компаний! Есть среди них и мощные «ячейки», но есть – и таких, кстати, большинство – малые и средние фирмы. Практически всех видов деятельности. Буду откровенен: дела на берегах Невы не столь уж плохи, как это иногда кажется со стороны. Много делается для упорядочения коммерции. Нам нельзя – при всем уважении к китайским гостям – превращать Петербург в Шанхай, где хорошо гулять по сверкающей центральной «авеню», а можно свернуть в боковые закоулки, переполненные ларьками. Я совсем не против рынков и торгово-развлекательных комплексов. Пусть будут! Но на европейском уровне, господа! Как в Берлине, на Унтер-ден-Линден, где разнообразнейшие киоски – хоть с сувенирами, хоть с сосисками к пиву – прекрасно вписаны в городской ландшафт.
Что волнует российского предпринимателя? Да нормальные условия и элементарная справедливость. Уверен: нынешний кризис будет преодолен прежде всего усилиями малого бизнеса, как это было уже на излете советской власти и «дефолтной» осенью 1998-го. Прав, совершенно прав президент Дмитрий Медведев: малый бизнес всегда возрождал Россию. Так будет и впредь! Но общество – вспомним о диалектике развития – не движется вперед без проблем и трудностей. У нас, в Петербурге, действует 17 программ государственной поддержки предпринимательства, но о программе, связанной с малым бизнесом, сами коммерсанты, боюсь, не ведают ни сном ни духом. Раньше, в годы оны, нашу работу освещали и пропагандировали. А где теперь вкладыши в «Невском времени», где газета «Предприниматель Петербурга»? Лишь «Деловой Петербург» что-то вещает, о чем-то рассказывает.
Сегодня многие бизнесмены хотят вступить в наш союз. Зачем? А чтобы обрести уверенность в завтрашнем дне. Не надо пугать людей кризисным девятым валом! Нужно вести спокойный конструктивный диалог между властью и бизнесом. Валентина Ивановна решает такие вопросы, а вот чиновники более низких уровней не желают их решать, ведут себя заносчиво и грубо. Если удастся улучшить районные управленческие звенья, то малый бизнес зашагает вперед семимильными шагами.

Алексей Третьяков:

– Ситуация «провисает» именно в районах. В отчетности их глав нет реальных показателей о развитии малого бизнеса. Только супер- и гипермаркеты! Пора объявить мораторий на упразднение любых объектов малого бизнеса. И оценивать не количество созданных «на душу населения» предприятий, а их реальный вклад в дело.

Андрей Черных:
– Я бы добавил критерии. Надо учитывать и число создаваемых на мелких предприятиях рабочих мест, и качество продукции, и конкурентоспособность фирмы, и инновации на производстве. Нужны новые законы, стимулирующие  малый и средний бизнес.

Тянь Эрлун:
– Здесь, в Петербурге, хозяйственная обстановка улучшается. Появились магазины «24 часа». Да и ваши супермаркеты – это реальный прогресс. Но ощутимая разница цен в универсамах и химчистках свидетельствует о том, что еще не сформирована полноценная конкурентная среда в сфере услуг.

Роман Пастухов:
– Хочу предложить гостеприимной редакции: давайте чаще устраивать такие круглые столы, хотя бы раз в квартал. Может быть, целесообразно периодически выпускать страницу, посвященную малому и среднему бизнесу. Как это было раньше...

Михаил Пильцер:

– А не провести ли аналогичную встречу в областном правительстве? Нам есть чем похвастать. Валерий Сердюков даже докладывал об этом Владимиру Путину.

Владимир Филиппов:
– Хотелось бы послушать и посланцев исполнительной власти: от них в значительной степени зависит судьба российской коммерции.



Михаил Иванов:

– Знаете, у меня сложилось впечатление, что мы смотрим на малый бизнес в России как на вкусный, полезный сорняк. Все его едят, но всем он мешает. И вырывают его все кому не лень, и топчут, а он растет, проклятый, и всех кормит. Уж, кажется, обложили налогами и проверками насмерть, ан нет – все равно выкрутился, все равно работает, еще и прибыль приносит! Сколько раз меняли уличные ларьки на моей памяти – только что из хрусталя не заставляли строить, а все равно стояли, людей обслуживали, пока не приказали их срыть совсем, потому как уродовали городской пейзаж. Огромные кубы и квадраты гипермаркетов, конечно, пейзаж не уродуют – так уж глаз у чиновников устроен. Так, может быть, поймем наконец, что сидим на золотой жиле? Что в отличие от нефти жила эта не иссякнет, не истощится с годами, а станет только богаче? А если с умом и без жадности, то и себя прокормим, да еще и полмира в придачу? Главное – не пугаться мелкобуржуазных настроений.